В открытой степи близ озера Тенгиз гнездятся самые редкие птицы Казахстана. Одна из них — степной чибис, или кречетка. Специалисты давно пытаются разгадать тайну этой необычной птички, очень заметной, живой и крикливой обитательницы сухих полынных степей.

Вооружившись полевым биноклем и переговорным устройством, Максим Кошкин сидит в старенькой «Ниве». Рядом стоит Альберт Саленгареев, он, как и его коллега, тоже пристально вгля- дывается вдаль. Оба они  орнитологи, а объектами их исследований являются самые редкие птицы Казахстана — степ- ные чибисы. Еще два года назад ученые считали, что в мире насчитывается всего 200 пар представителей этого уни- кального вида. Сегодня исследователи убеждены, что их должно быть никак не меньше 4000, просто найти их и пересчи- тать в просторных казахстанских степях, где они так ловко прячутся, трудно. Но только здесь эти птицы находят подхо- дящие условия для нормальной жизни и размножения.

«Стоп! — сообщает Кошкин по рации. — Медленнее!», — и Саленгареев сразу меняет темп, стараясь двигать- ся осторожно. «Чуть дальше и левее, — продолжает командовать Максим. — Еще дальше… да, точно там. Я сейчас буду!» Он выпрыгивает из автомобиля, берет чемодан с инструментами и бежит к своему коллеге…

Благодаря Максиму Кошкину и Альберту Саленгарееву ошибки в оценке попу- ляции степной пигалицы — таково еще одно название кречетки — были исправ- лены. Сегодня над сохранением этого вида работает Ассоциация сохранения биоразнообразия Казахстана (АСБК), одна из самых крупных природоохран- ных организаций Казахстана. Вот уже 4 года работу казахстанских орнитологов финансируют Британское королевское общество по защите птиц (RSPB) и бри- танский фонд «Дарвинская инициатива». Каждое лето орнитологи выезжают в степь для регистрации колоний степного чибиса.

Ученые ловят птиц, окольцовы- вают и снова отпускают на волю. Таким образом можно проследить, где они зимуют, нередко окольцованных у нас кречеток встречают в Сирии и Египте. Недалеко от побережья Тенгиза в про- шлом году орнитологи нашли примерно 130 степных пигалиц, которые гнездятся неподалеку от небольших деревень, на безопасном расстоянии в несколько километров. Дело в том, что кречетки вьют гнезда в низкой траве, и им просто необходима помощь крупного рогатого скота, который выщипывает заросшие травой территории. В природе степной чибис обычно соседствует с антилопой-сайга и газелью-зоба, которые как раз и выедают высокую траву, создавая отличные условия для гнездовья птиц. Но поскольку поголовье этих животных за последние годы было практически истреблено, кречетка приспособилась жить рядом с человеком.

В результате своего «внезапного нападения» Максим Кошкин и Альберт Сален- гареев обнаружили целый кречетковс- кий «детсад»: двух самок и трех самцов. Такие вторжения человека не опасны для этих птиц. Орнитологи специально отвлекают их подобным образом: в слу- чае опасности самки взмывают в воздух и летают по кругу вокруг гнезда, пытаясь отпугнуть врага. А цыплята в это время, вместо того чтобы убегать, прижимаются к земле. Но чтобы подойти к ним, Максим и Альберт используют эффект внезапности, при этом не забывая про осторож- ность. Оба орнитолога имеют большой опыт общения с птенцами кречетки и знают, что порой даже самая превосход- ная маскировка не срабатывает — на- столько осторожны эти птахи.

Итак, орнитологи находят пятерых цыплят. Максим достает линейку, журнал регистрации и весы. Он тщательно изме- ряет длину ноги и клюва, вес, осматри- вает наличие пуха и перьев, что говорит о возрасте птенцов. Этим крохам недели две, заключает он. Цыплята получают пожизненную мар- кировку — по два пластиковых кольца разного цвета на каждую ногу. Когда про- цедура закончена, орнитологи отпускают малышей и возвращаются к машине. Как только они удаляются от гнезда на до- статочное расстояние, матери молодых степных чибисов спускаются к птенцам и снова собирают их в кучу.

Для Максима и Альберта эта работа — мечта, ставшая реальностью. Оба они выросли в степи. Двадцатипятилетний Кошкин с загорелым лицом и трех- дневной щетиной, собственно говоря, преподаватель английского языка, но птицы — его страсть. В течение долгих лет он помогал орнитологам в качестве добровольца, участвуя в небольших проектах, и в результате Ассоциация сохранения биоразнообразия Казахстана предложила ему место руководителя но- вого большого проекта по сохранению редких видов птиц.

«Все лето я провожу в степи, ночую в палатке — для меня это  идеальное рабочее место», — говорит Максим. Он признается, что птиц любит за то, что «никогда не предугадаешь, что они сделают в следующий момент». Альберт Саленгареев пока еще студент, изучает биологию. Мечтает работать в каком-либо казахстанском заповеднике.

«Мне неинтересна офисная работа, даже если за нее хорошо платят, — говорит он. — Главное, чтобы работа приносила удовольствие». У него на родине, в Костанайской области, тоже, возможно, живет несколько степных чибисов. «Пока это предположение, но, может быть, — улыбается студент, — я смогу найти следующим летом новые колонии этой редкой птицы».

Tengri Inflight Magazin of Air Astana, 2008-02

Скачайте всю статью в формате PDF